благотворительные фонды, благотворительность, помощь, Один Помогает

odinpomogaet


Если 1% людей будет отдавать хотя бы 1% дохода нуждающимся, мир станет лучше.


Previous Entry Share Next Entry
Хороший детский дом — тот, который пустеет и закрывается
благотворительные фонды, благотворительность, помощь, Один Помогает
odinpomogaet

В Свято-Димитриевском детском доме удочерили последних маленьких воспитанниц — сразу три сестренки ушли в любящую семью. Теперь своей очереди ждут девочки-подростки. Ведь обрести родителей для них не менее важно, чем для малышей


Фото из архива службы «Милосердие»

Попадание ребенка в детский дом — это вынужденная мера. Какой бы добрый и внимательный воспитатель не встретился таким детям, какие бы старательные волонтеры не приходили на помощь, настоящим родным очагом это место для ребенка никогда не станет. Потому что ему нужна не только и не столько крыша над головой, сколько семья — круг любящих и любимых им людей. Иными словами, чем быстрее закончится пребывание воспитанника там, где его воспитывают, тем лучше для него.

Свято-Димитриевский детский дом для девочек – православный, поэтому администрация ищет родителей, готовых воспитывать ребенка в вере. Главный принцип: не ребенок для семьи, а семья для ребенка. После усыновления контакт с бывшим воспитанником не прерывается. Детский дом помогаем всем бывшим воспитанницам, внимательно отслеживает период адаптации.

За последние несколько месяцев здесь удочерили всех маленьких девочек. Директор Свято-Димитриевского детского дома Александра Аракелова говорит о помощи Божией и не без оснований полагает, что сыграли свою роль обращение к пастве Патриарха Кирилла и неоднократные высказывания на ту же тему духовника службы «Милосердие» епископа Пантелеимона, и, конечно, тесный контакт со Школой приемных родителей при Марфо-Мариинской обители, ведь из нее пришли все усыновители. Отрадно, что слова пастырей даже в наше время настолько действенны. В общем, как бы то ни было, а результат Свято-Димитриевского детского дома впечатляет.

В числе прочих семью обрели и малышки с тяжелой инвалидностью, что особенно радует. О Миле Щелоковой, которой лично Патриарх Кирилл помог найти родителей, уже писали многие издания. А на прошлой неделе ушли в семью последние малышки – сразу три сестренки. Мама и папа девочек трех, пяти и шести лет лишены родительских прав. Каждая из девочек провела в Свято-Димитриевском детском доме меньше года. Случай, без всяких натяжек, исключительный: надо было отдать в одну семью сразу троих. Сначала искали кровных родственников, потому что возврат детей в кровные семьи – это приоритетная задача для Центра семейного устройства. Потом — усыновителей со стороны. В результате воспитанниц взяла к себе семья священника из Москвы.


Александра Аракелова. Фото из архива службы «Милосердие»

В обычных детских домах в ходу разлучение кровных братьев и сестер при усыновлении. Увы, это бывает часто, и язык не поворачивается сказать: «Нет, не надо». А вдруг для кого-то это единственный шанс? Но православные детские дома делают все, чтобы избежать такой травмирующей для ребенка ситуации, утверждает Александра Аракелова.

Спрашиваю, как решается вопрос, если так можно выразиться, с «качеством усыновителей»? «Можно сказать, у нас даже завышенные требования к усыновителям по сравнению с обычными детскими домами, — рассказывает Александра Суреновна. — Отбор претендентов очень тщательный. Если семья неохотно идет на контакт с педагогами и психологами детского дома, возникает мысль о рисках, с которыми может столкнуться ребенок. Об усыновителях нужно знать все. Семьи, в которые передают детей, очень тщательно изучаются. Мы даем возможность усыновителям пообщаться с детьми долгое время, присмотреться друг к другу».

Вообще-то маленьким детям, как правило, быстро подыскивают семьи. Люди в основном ищут маленьких детей, что психологически объяснимо: потенциальному усыновителю как-то милее и ближе «нераспустившийся цветок». А вот как быть тем, кто постарше? Вот в Свято-Димитриевском детском доме осталось 15 девочек, в возрасте от 14 лет. С ними куда сложнее. Причем сложнее сразу по двум причинам. С одной стороны, не все подростки хотят в семьи и не всегда сами понимают причины этого нежелания. Чтобы разрушить невидимую темницу, в которую подросток сам себя заключает, нужно долго и тщательно работать психологам.

И обратный случай: юноши и девушки очень хотят обрести родителей, но у них уже нет такого безусловного принятия людей, как у малышей. Уже успел сформироваться образ «идеальной» семьи, поэтому подобрать им приемных родителей порой крайне сложно. Они чувствуют, с кем им хорошо. Но ведь и желающих взять в семью подростков очень мало. Так можно бесконечно ходить по кругу. И, конечно, самые распространенные сегодня социальные модели и приоритеты только мешают. Ведь ждать папу-олигарха можно аж до седин.

Кстати, оказывается, усыновленные подростки очень хорошо вписываются в многодетные семьи. Их там принимают как равных. Ведь даже если ребенок провел в детском доме 15-17 лет, это сравнительно небольшая часть его жизни. А в семью он попадет навсегда. Обретет дом, в который сможет прийти в любой момент.


Фото Александры Аракеловой

» В моей собственной семье есть опыт усыновления подростка, — говорит Александра Суреновна. — У меня есть приемный брат, которого родители усыновили, когда ему было 17 лет. Он очень изменился. Это, казалось бы, позднее усыновление открыло колоссальные возможности для развития. И очень много дало всей семье».

Источник:

https://www.miloserdie.ru/article/horoshij-detskij-dom-tot-kotoryj-pusteet-i-zakryvaetsya/


?

Log in

No account? Create an account