благотворительные фонды, благотворительность, помощь, Один Помогает

odinpomogaet


Если 1% людей будет отдавать хотя бы 1% дохода нуждающимся, мир станет лучше.


Previous Entry Share Next Entry
В плену у Бабайки: «Мы не хотим жить в таком кошмаре»
благотворительные фонды, благотворительность, помощь, Один Помогает
odinpomogaet

В Астрахани есть 10-этажный дом, где более 160 выпускников детских домов три года назад получили квартиры. Для соседей жизнь многих из них – источник нерешаемых проблем


На первом этаже кто-то истыкал табличку у лифта. Красивее не стало, кажется

«Да вы в лифт зайдите!»

Прохладный подъезд встречает всех входящих объявлением со словами, напечатанными капслоком и подчеркнутыми жирной чертой: «Чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят!!!»

Мимо с ведром и метелкой проходит уборщица с поджатыми губами. Достаточно только поздороваться и спросить, как дела в подъезде, она тут же громко и взволнованно начинает рассказывать, как тяжело тут убирать.

– Посмотрите на почтовые ящики, на стены!

Если присмотреться, в полутьме видно: ящики раскурочены, железные дверцы многих погнуты. На стене рядом – чуть смазанные следы кроссовок, словно оставивший их человек научился преодолевать законы земного притяжения и постоял, предварительно потоптавшись в луже, на вертикальной плоскости.

– Недавно кто-то кучу тут наложил, вот прямо тут, где вы стоите! И размазал еще ее хорошенько по полу! Да вы в лифт зайдите! – уборщице особо некогда, она уходит, гремя ведром. Последние ее слова отдаются эхом от выкрашенных серой краской стен.

В просторном лифте с цифровым табло пахнет, как в общественном бесплатном туалете. В уголке кабины на синем полу сиротливо лежит обрывок туалетной бумаги. Ехать с 1-го на 10-й этаж недолго, но дышать все равно хочется.

С 10-го открывается отличный вид: золотой купол строящегося храма среди зеленых деревьев, детская площадка, солнце во все небо. Предоставляется и шанс подышать полной грудью – в подъездном окне нет стекла, выбито.

Бабайка плохая и хорошая


Новый дом внешне радует глаз, кто-то из жильцов старается, как может — проводят субботники, делают клумбы

– Я купила квартиру в этом доме, ничего не зная о будущих соседях, – грустно рассказывает Ольга Степановна Нестеренко, покачивая коляску со спящей внучкой у третьего подъезда дома № 1, корпус 1 на улице Бабаевского в одноименном микрорайоне. – Теперь не представляю, как отсюда выбраться – вряд ли кто-то захочет купить тут жилье, хотя дом сам по себе, как строение, хороший, и район тоже.

В Астрахани микрорайон Бабаевского называют Бабайкой. Судя по астраханским форумам, им довольны не все – далековато он от центра города, транспорт плохо ходит. Но тем, кто работает в его пределах, все нравится, – здесь есть школы, поликлиники, детские сады, торговые центры. Строится новое жилье.

В числе новостроек – и первый корпус дома № 1 по улице Бабаевского. В нем в 2014 году квартиры получили 162 выпускника детских домов и те, кто воспитывался в замещающих семьях. Но еще здесь живут и те, кто купил жилье на собственные деньги. Ольга Степановна Нестеренко – одна из них. И ей не нравится, что происходит с домом.

– Сироты никого не слушают, переговариваются, огрызаются, – эмоционально рассказывает она. – В детском доме их ничему не научили, у нас страшный бардак.

Многие сначала заводят собак и кошек, потом выкидывают их в подъезд, они там и живут, и гадят там же. И сами дети все ломают, ничего не берегут. Поставили домофон – так его вырвали! Не сами они, так те, кто к ним ходят толпами!

Узнав, что на одном из этажей организовалась стихийная мусорка – там кем-то брошен пустой холодильник с приоткрытой дверцей, две явно никому не нужные и неработающие стиральные машинки, громоздятся пакеты с бытовыми отходами, а также возник стихийный туалет, – Ольга Степановна решается пойти и увидеть это своими глазами: «Надо же убрать!»

За ее спиной во дворе – аккуратный цветник, только что высаженные растения. Это она сама привезла их с дачи.

Эксперимент с пожарами и собаками


Почтовые ящики почему-то всегда страдают первыми, становясь символом общей подъездной неустроенности

– У нас экспериментальный дом получается, – рассказывает Гульнара Казанатова, старшая по дому. – Нас всех, из разных детских домов, интернатов, собрали, словно в улей. И мы вынуждены в течение пяти лет вместе жить. Есть нормальные люди, а есть полный неадекват. Но я бы не хотела жить в этом кошмаре дальше – скандалы, драки с поножовщиной, постоянно что-то неприятное случается.

Гульнаре – 27 лет, у нее высшее экономическое образование, маленький сын, работа рядом с домом. Она тоже получила квартиру от государства – воспитывалась в замещающей семье, под опекой.

– Зимой кто-то выбросил только что ощенившуюся собаку из окна 10-го этажа.

Хозяин выгнал ее в подъезд, а она стала бросаться на жильцов, щенков защищала, кто-то видимо и решил так от нее избавиться, – Гуля рассказывает, что по поводу происшествия даже полицию вызывали – животное приземлилось прямо на дорожку у подъезда.

В тот же день случился пожар на третьем этаже. Загорелась детская коляска. Может, эти происшествия как-то и связаны между собой, но никто разбираться на стал, – хотя участковый приходит в дом часто. «Как к себе домой», – говорит Гульнара.

– Клопы и тараканы у нас развелись. Ко мне в квартиру пока, слава Богу, не добежали, но это дело времени, наверное… Недавно кто-то интернет-провода перерезал в подъезде – без всякого смысла. Я бы еще поняла, если бы эти провода унесли и сдали куда-нибудь, так нет – просто вандализм какой-то.

«Не дай Бог, взлетим на воздух»


Прямо под крышей дома, на последнем этаже, — стихийная мусорка

– Я уже исчерпала все возможности хоть как-то повлиять на происходящее, – говорит Гульнара Казанатова. – Куда только ни обращались мы, даже к депутату областной думы ходили, писали в министерство ЖКХ – ничего не получается. Вроде бы договорились открыть у нас в подъезде опорный пункт полиции, но после нашего заявления нам пришел отказ – опорный пункт уже есть неподалеку, все под контролем.

Неадекватное поведение жильцов «дома сирот» – не единственная его проблема. В первом корпусе до сих пор нет газа, хотя все коммуникации подведены.

– Чтобы газ подключили, нужно, чтобы все жильцы были дома в один момент и в квартиры был бы доступ, – объясняет Гульнара. – Но у нас проблема: многие в доме не живут, пускают квартирантов. Или квартиры просто стоят пустые. Одного из жильцов я не могу найти до сих пор – уже три года ищу. Говорят, он в Москве, но никто не знает, как с ним связаться.

Готовят в доме на Бабайке с помощью электрических плиток. По словам Гульнары, адекватные жильцы просили о снижении тарифа на электроэнергию, но пришел ответ – не положено, ведь дом технически готов к газификации. Впрочем, дело не только в том, что жильцы не могут собраться одновременно и обрести возможность готовить с помощью весело пляшущего голубого пламени – есть среди них те, кто уже продал газовые плиты и счетчики. Пока все это не будет восстановлено, газа в доме тоже не будет.

– Уже думаю: ну и пусть. А то, не дай Бог, взлетим мы на воздух – кому-нибудь придет в голову с собой покончить, включит горелку, пустит газ – и всех угробит, – говорит Гуля грустно.

«С каждым за ручку ходить не будешь»


Внезапно на одном из этажей возникает идиллия — в доме есть дети, у детей есть коляски!
Значит, есть и заботливые родители, которые хотят жить хорошо

Выпускники детских домов и сироты, выросшие в замещающих семьях, сейчас получают квартиры по договору специализированного найма жилья, который заключается на 5 лет. По договору, предоставленным имуществом нужно бережно пользоваться, не допуская задолженностей по коммунальным услугам больше, чем на полгода. Квартиру по спецнайму нельзя сдавать и невозможно продать.

Правда, для некоторых жильцов дома на Бабайке продажа квартиры стала единственным пунктом договора, который они не смогли нарушить. А вот все остальные пункты уже давно не соблюдаются. Об этом знают и в ГБУ «Дирекция энергосбережения и ЖКХ», которая курирует социальное жилье в Астраханской области.

– Этот дом требует повышенного внимания, он у нас один такой, где такая большая концентрация выпускников детских домов, – говорит Наталья Латышова, заместитель руководителя дирекции. – Мы проводим регулярные рейды с управляющей компанией, с полицией, с опекой. Знаем, что ребятишки не приспособлены к жизни, не умеют себя вести. Многие из них – люди несознательные, но с каждым за ручку ходить не будешь.

По словам Натальи Юрьевны, было принято решение о возбуждение уголовных дел в адрес тех жильцов, которые продали газовые плиты. Но так как многие из них в доме бывают редко и в квартиры к ним попасть сложно, дело не двигается. Плиты, естественно, никто не восстанавливает. Хотя «ребятишек» на Бабайке не очень много – почти все жильцы миновали 23-летний возраст. Кому-то 30-40 лет.

«Учим их экономить деньги, но мало у кого это получается»


Оставшиеся следы кровавой драки растянулись от первого до пятого этажа

У «дома сирот» на Бабаевского – большие долги по коммунальным услугам, 8 млн рублей.

– Долги есть у всех жильцов, но у кого-то 5 тысяч, а у кого-то – 100, – говорит Наталья Латышова. – И многие систематически не платят. Работающие, адекватные, грамотные – стараются, конечно. И мы стараемся, как можем, – памятки раздаем, напоминаем о необходимости оплачивать коммунальные услуги.

Проблема с долгами за услуги усугубляется и тем, что сначала дом обслуживала одна управляющая компания, «Благовест», затем – другая, «Очаг». Между ними был период юридической невнятицы, суды, через которые прошла, например, Гульнара Казанатова и еще немногие жильцы, как тут принято говорить, из адекватных.

Сама Гуля старается долгов не копить – у нее максимум просрочка на два-три месяца, которую она быстро закрывает при первой же возможности. А что будут делать остальные и делают ли что-то – неизвестно, хотя «Дирекция энергоснабжения и ЖКХ» готова помогать.

– Мы тоже говорим ребятам, чтобы они не копили долги по коммунальным услугам, учим их экономить деньги, но мало кому это удается, – рассказывает Наталья Семенова, заведующая отделением постинтернатного сопровождения государственного многопрофильного центра «Семья».

Именно сотрудники этого центра курируют жильцов из числа бывших детдомовцев на Бабаевского – в возрасте до 23 лет и только по их желанию. В доме даже открыто отделение центра, чтобы ездить недалеко было. Кто-то туда периодически приходит – за советом, консультацией. Там никому, вне зависимости от возраста, не отказывают в ответе на вопрос, как восстановить паспорт или где искать работу.

– Что можем, то и делаем, – говорит Наталья Семенова. – В обследованиях дома участвуем. С ребятами говорим. Но никого не можем заставить меняться. Может, зря их всех поселили в один дом, но нас никто не спрашивал, когда такое решение принималось.

«Это мой уголок, почему мне надо уезжать?»

В двух других корпусах дома № 1 на Бабаевского тоже живут бывшие детдомовцы, но их несколько десятков человек, не так, как в первом. И таких проблем там нет.

Что будет с первым корпусом, когда кончится действие договора спецнайма, по которому сейчас квартиры предоставлены выпускникам детских домов? В «Дирекции энергосбережения и ЖКХ» говорят, что будет создана комиссия, которая примет решение: кому продлевать этот договор еще на пять лет, а кому – отдать квартиру в собственность.

Гульнара Казанатова уже размышляет о том, каково ей будет оставаться в «доме сирот» дальше.

– Честно, я не хочу продавать квартиру через два года и съезжать. Это мой уголок, я его получила после долгого ожидания. Почему я из-за каких-то неадекватных людей вынуждена буду уехать отсюда? На рынке такая квартира, как у меня, стоит около полутора миллионов. Но у нас нет газа и проблемы. Вряд ли за меньшую сумму я найду в Астрахани такое хорошее жилье в новостройке.

Неодинокий дом


Даже старшая по дому не может иногда понять, что происходит в подъезде.
Кто-то стрелял — извне, изнутри? А самое главное — зачем?

Дом в астраханской Бабайке не одинок – несколько лет назад в Волгограде обострилась ситуация в микрорайоне новостроек «Родниковая долина», куда вселили более 190 человек бывших детдомовцев. Соседи жаловались на асоциальное поведение новых жильцов, криминальные выходки, даже писали петицию президенту с требованием избавить их от нежелательного соседства.

– Сейчас все утихло, ситуация улучшилась, – рассказывает Эльдар Физиев, председатель правления волгоградской региональной общественной организации «Объединение по защите прав детей-сирот». – Оказалось, что среди 190 человек была четверка тех, кто мутил воду, именно из-за них и были проблемы. Один из них попал в места не столь отдаленные – и все прекратилось. Я много раз ездил в «Родниковую долину», говорил с остальными ребятами, все хотят и стараются жить нормальной жизнью.

На детей-сирот, получивших жилье в одной из новостроек Ульяновска, тоже поступали жалобы, правда, необоснованные, которые не подтвердились, как говорит Александр Мишалов, юрист ульяновского благотворительного фонда «Дари добро», оказывающего помощь детям-сиротам. Порой уже одно слово – «детдомовец» – повергает обычных людей в ужас, на детдомовцев начинают вешать всех собак.

– В Астрахани, однако, проблемы не надуманные, – говорит Александр. – Вопрос только в том, как их решать. Думаю, тут нужна объединенная работа всех ведомств, которые отвечают за этот дом и его жильцов.

По наблюдениям Александра, который ведет несколько проектов по социализации выпускников детских домов, неуправляемы из их числа процентов десять, остальные хотят нормально жить, только нужно их направлять и работать с ними.

Александр полагает, что проблема дома на Бабаевского может решиться, если выселить (с большим сожалением) тех, кто никак не соглашается жить по законам общежития, из-за кого в доме творятся безобразия. Или хотя бы напугать их подобной перспективой.

Защищая, не создавать новых проблем


Странную надпись расшифровать не удалось. Другие таинственные надписи встречаются во всем подъезде,
в том числе на потолке

Волгоградец Эльдар Физиев и ульяновец Александр Мишалов единодушны: выпускников детских домов нельзя селить компактно.

– Недопустимо, когда один слой населения помещают в один дом, – говорит Эльдар.

Несколько лет назад в Ульяновске и других регионах детдомовцам выдавали сертификат на покупку жилья, они сами решали, где им купить квартиру.

В 2013 году для детей-сирот при получении жилья стал обязательным договор специализированного найма: то есть тебе выдают квартиру там, где есть место, в течение пяти лет ты не можешь ее продать.

– Это было придумано законотворцами для того, чтобы дети-сироты не становились жертвами мошенников и не теряли бы свое жилье, на которое государство выделило бюджетные деньги, – объясняет Александр Мишалов. – Но с этими договорами получается, что выпускников селят там, где есть место, они привязаны к месту жительства, лишены маневренности. Лучше бы было вернуть систему сертификатов, но четче прописать систему контроля за таким жильем.

Фото: Наталья Волкова

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/v-plenu-u-babajki-ne-hotim-zhit-v-takom-koshmare1/

Originally published at Odin Pomogaet. You can comment here or there.


?

Log in

No account? Create an account